Возвращение. Часть вторая

Возвращение. Часть вторая.

    Перед Полномочной комиссией стояли следующие задачи:

1. Парализовать деятельность всяких ультрашовинистических и грабительских элементов, недовольных тем, что приходится покидать Северный Сахалин.Создать обстановку, препятствующую возможным провокациям, направленным, в том числе, на срыв Пекинского договора.

2.  Установление и укрепление добрососедских, возможно более дружественных отношений с Японией.

3.  Установить и отладить отношения с японскими концессиями, создаваемыми на Северном Сахалине.

4. Сохранение передаваемого имущества и оборудования, в первую очередь— захваченных в Осиповском затоне военных судов Амурской военной флотилии, в составе башенной лодки «Шквал»; канонерок «Бурят», «Монгол» и «Вотяк»; пароходов «Сильный» и «Хилок»; катеров «Копье», «Сокол» и «Мыс Лазарев» и четырех барж, приведенных японцами в Александровск и вытащенных на берег.

   Русские канонерки в устье реки Большая Александровка

    На канонерках русские названия "Бурят" и "Монгол", но написаны иероглифами. Дескать, мы не определились в принадлежности. С одной стороны колчаковская флотилия наши "СОЮЗНИКИ", с другой, где он этот Колчак сейчас? Восток дело тонкое...

    После месячного путешествия на лошадях и собаках из Хабаровска через Николаевск-на-Амуре Полномочная комиссия в сопровождении отряда ОГПУ в количестве 12 человек 19 марта 1925 года прибыла в Александровск.

    Прием Полномочной комиссии был оказан японцами самый любезный. Были предоставлены, вспоминал позже В.Я. Аболтин, все мыслимые в условиях Александровска удобства, и Комиссия могла на другой же день приступить к непосредственной работе.

В центре фото по прибытию в марте 1925 (слева направо):Полевой П.И.,Шишлянников Р.А.,Престин Е.А., Кацва И.Б.,Бошкин, Красников В.В.,

    Справка:  Советские разведчики и дипломаты умело использовали в своей миссии разлад в американо-японских отношениях.  "Дело Гарри Синклера" американского нефтепромышленника, которому советским правительством ещё в 1920 году была обещана разработка сахалинской нефти, получило новый толчок. Подробно об этом читайте Левина А.Ю. Столкновение нефтяных интересов США и Японии на Северном Сахалине (1918-1925гг) http://japanstudies.ru/index.php?id=483&Itemid=59&option=com_content&task=view

(Рискну предположить, что стоящий справа на фото человек очень похож на Гарри Синклера, да и одет он несколько иначе... - Г.С.)

    21 марта состоялось первое пленарное заседание в полном составе. С японской стороны уполномоченным правительства по передаче Северного Сахалина являлся командующий оккупационными войсками генерал-лейтенант Иноуэ. Кроме него, крупную роль в переговорах играли: начальник военно-административного управления генерал-майор Такасу, начальник штаба генерал Сато, представитель МИД Японии Симада Сигэру (участвовавший в пекинских переговорах. В мае-августе 1925 г. Симада Сигэру — действующий Генеральный консул Японии в Александровске. В августе 1925 г. его сменил на этом посту вице-консул Судзуки Ёносукэ (до августа 1926 г.). Lensen G.A. Japanese Diplomatic and Consular Officials in Russia. Sophia University (Tokyo); Tallahassee, Florida. 1968. P.66.), полковник Ямагути, бывший вице-губернатор Южного Сахалина Наритоми и другие.

    Симада прибыл на Сахалин, чтобы на месте изучить все вопросы, связанные с концессиями и затем выехать в Москву для участия в переговорах при заключении концессионных соглашений.

    На пленарном заседании 24 марта было достигнуто соглашение о передаче в руки Полномочной комиссии административной власти в северных районах острова и Рыковском районе. Остальную территорию японцы обязались передать к 15 мая.

    Если первые два заседания прошли относительно спокойно, то последующий ход переговоров, по выражению В.Я. Аболтина, представлял из себя «войну нервов». Первое существенное затруднение возникло в вопросе о вводе в Александровск советского отряда. Японцы ссылались на неудобство пребывания двух отрядов в одном городе (возможность столкновения), на отсутствие помещений и, наконец, на необходимость соблюдения полного суверенитета и полноты власти в руках японского командования до последнего момента эвакуации. Упоминалось даже о создании угрозы Южному Сахалину. Полномочной комиссии необходимо было ввести отряд для исключения возможных антисоветских провокаций в последние недели эвакуации и пресечения выдвижения каких-либо дополнительных требований и условий с японской стороны.

    Большое упорство японцы проявляли по вопросу об аренде рыболовных участков, а затем и компенсации за рыболовный инвентарь и другое имущество японских промышленников, оставляемое на участках. При этом они ссылались на то, что рыбопромышленники имеют большое влияние в верхней палате парламента и могут повлиять на всю политику Японии в отношении Советского Союза.

    Разногласия возникали также по вопросам сроков эвакуации Александровска, передачи в собственность Советского Союза казенного имущества, оставляемого армией, радиостанций фирмы «Хокусинкай» в Охе и Чайво, предоставлении помещения для японского консульства, передачи советской стороне судов Амурской военной флотилии.

    Симада поднял вопрос о выплате компенсации за передаваемую советской стороне железную дорогу Александровск — Рыковское, так как постройка обошлась дорого, да и «шпалы на ней железные». Как записал в своих воспоминаниях В.Я. Аболтин, он заявил Симада, что все казенное имущество, оставляемое японцами, считается переходящим в собственность Советского Союза без всяких условий и компенсаций, в частности, потому что японцы увезли с советского Дальнего Востока много добра — каменный уголь, другие ископаемые, лес и прочее. На Северном Сахалине они собирали налоги с населения, использовали местный лес при сооружении мостов. Аболтин сказал ему также, что рельсы, железные шпалы, подвижной состав японцы привезли из Шаньдуня, где захватили во время войны у немцев, и дорога поэтому им ничего не стоила. Симада был удивлен, что последнее обстоятельство мне известно, и не нашелся, что ответить50.

    4 апреля 1925 года Полномочной комиссии удалось договориться с японским командованием о высадке и пребывании в Александровске штаба, базы и необходимых команд отряда — всего 100 человек. В тот же день в Москве под председательством М.В. Фрунзе состоялось заседание комиссии организационного бюро ЦК РКП(б) по делам Сахалина. На заседании было принято официальное решение об образовании Полномочной комиссии ЦИК СССР по принятию Северного Сахалина в составе пяти членов и трех экспертов. Председателем комиссии был назначен В.Я. Аболтин.

    В положении о «Полномочной комиссии ЦИК СССР по принятию Северного Сахалина», утвержденном на заседании оргбюро ЦК ВКП(б), в частности, отмечалось, что до окончания эвакуации японских войск и установления нормального советского режима комиссия является высшим органом власти на Сахалине. В задачу комиссии входило налаживание местных органов советской власти.


Продолжение следует...

Григорий Смекалов, заведующий сектором краеведения

История

Центральная
библиотека

Детская
библиотека


Филиалы

Периодические
издания


Наши
издания


Редкие
издания


Электронные
издания


Электронный
каталог

Правила
пользования
библиотеками


Форум

Истоки и корни

Программы и проекты

Коллегам

Услуги

Книжные
обзоры


Виртуальные
выставки


Вестник
библиотек


Полезные
ссылки


Карта
сайта