Знай наших! П. Н. Цилев

    Этот материал мною написан два года назад.Что-то я не нашел в архивах сайта его.Поэтому дублирую в канун Дня Великой Победы. В материалах интернета разночтение фамилии нашего героя дело обычное. Я взял за основу то писание фамилии, которого придерживался сам Павел Николаевич…

    Чем дальше от нас уходит время той Великой войны, когда советский народ спас все человечество от угрожавшей ему «коричневой чумы» XX века, тем величественнее становится подвиг солдат Победы. Все меньше очевидцев сражений, кто может рассказать, какими они были — герои той Войны. Их светлые образы заменяют бронзовые бюсты, памятники, мемориальные доски… Сегодняшней молодежи, по-моему, важнее понять, как из простых земных людей, чьих-то отцов, дедов, соседей или родственников рождаются Герои, чьи подвиги ВСЕГДА будут примером для человечества.

    Александровцы по праву гордятся тем, что в нашем городе жили и служили люди, составляющие гордость России Герои Советского Союза: Григорий Петров, Антон Буюклы, Леонид Смирных, Михаил Волков… Менее известно имя Павла Николаевича Цилева (1920-1955 гг.), хотя нашему городу он посвятил шесть лет своей короткой и яркой жизни. Более того, на сахалинской земле он совершил и свой последний в жизни подвиг.
Изучив материалы областных архивов, связавшись с земляками героя в г. Кирс Омутнинского района Кировской области и в г.Лысьва, я решил поделиться с читателями материалами о жизни П.Н.Цилева. Больше всего в его биографии меня поразила необычайная скромность человека при постоянной готовности первым шагнуть навстречу опасности.

    Маленький городок Кирс и сегодня не больше Александровска, а в январе 1920-го, в год рождения Павла, был и вовсе маленьким поселком, возникшим при чугунолитейном заводе (построенном в 1729 г. купцом Григорием Вяземским; сохранился старинный заводской пруд) на р. Кирс. Гидроним от коми КЫР «обрыв, крутой высокий берег». В 1862 г. была произведена реконструкция завода (выпускал торговое железо).

Мужчины большой семьи Цилевых, как и все население поселка, были, естественно, металлургами. До сих пор в Кирсе сохранился скромный дом семьи Цилевых. От прочих его отличает лишь наличие массивной мемориальной доски с надписью: «В этом доме родился и жил Павел Николаевич Цилев. За мужество и отвагу при форсировании Днепра Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1944 года ему присвоено звание Героя Советского Союза». Но это будет гораздо позже, а пока потомственный; металлург Павел Цилев, окончив в 1936 году восемь классов поселковой школы, поступает на механическое отделение Лысьвенского, в то время механико-металлургического техникума. Учится на «хорошо» и «отлично». В июне 1940 года получает диплом техника-технолога. Замечу от себя, что в предвоенное время наличие образования в семь классов средней школы было вполне обычно для большинства юношей.

    Кто не знает призыва страны 30-х годов: «Все на самолеты!»? Советский народ восхищался своими соколами, будь то полярные экспедиции или грозное небо республиканской Испании и Хапхин-Гола. Была мечта стать летчиком и у Павла. Первым шагом к ее осуществлению стало окончание, параллельно с учебой в техникуме, в 1938 году школы пилотов-планеристов при Лысьвенском «Осоавиахиме». Это был первый выпуск школы.

  Наименее известный из военных подвигов П.Н.Цилева.Заметьте в наградном листе командир отметил «достоин ордена Красного Знамени».Начальство решило: медали достаточно…

    С началом Великой Отечественной войны в июне 1941 года Павел поступает в Челябинское летное училище. Курсант Цилев проявил столь завидные успехи в обучении и упорство в достижении поставленной цели — попасть на фронт, что инструктор-фронтовик Игнатов, отправляясь на передовую, взял Павла в свой экипаж легкого бомбардировщика. Не дожидаясь окончания программы обучения курсантом Цилевым.
«Обстоятельства, к сожалению, не позволили мне написать раньше, — сообщал Павел домой, — недавно прибыл на фронт и уже бомбил фашистов. Через полчаса снова ухожу в полет…». Письмо не датировано, но изучение послужного списка дает основание полагать, что написано оно в декабре 1941 года. Началось контрнаступление советских войск под Москвой.

    …Самолет достиг своего «потолка» и пошел на северо-запад. Павел видел, как пилот Игнатов прижимает к губам микрофон рации и что-то передает экипажам других бомбардировщиков. Вскоре все звено изменило курс.

    — Атака! Идем своим курсом!

    С высоты скользнули вниз два истребителя, которые сопровождали звено, и сразу завязали перестрелку с «мессерами».

    — Один есть! – закричал летчик.

    Немецкий истребитель загорелся, словно свеча, и стал терять высоту.

    Увеличив обороты винта, самолет рванулся вперед и пошел на цель. На окраине населенного пункта раздались первые взрывы.

    Возьми левее, — кажется, там склады боеприпасов, — передал пилоту Павел. Через миг он нажал кнопку бомбового люка.

    -Отлично, курсант! — улыбнулся Игнатов, и развернул самолет на обратный курс. И вдруг перед глазами ослепительно, блеснул огонь. Самолет вздрогнул, стал крениться на правую плоскость.

    — Управления не чувствую,- сказал Игнатов, — зенитный снаряд срезал тяги. Попробую дотянуть, — садиться некуда.Главное — цель накрыта…

    Но дотянуть до линии фронта не удалось. Машина врезалась в сугроб, а под ним оказался холм замерзшей земли. От самолета остались осколки. Игнатов погиб, а Павел получил тяжелое ранение. В бессознательном состоянии он пролежал полсуток. Потом откуда-то появились немцы, бросили Цилева в машину и увезли в Юхнов, где находился лагерь военнопленных.

    Вскоре наступающие части Советской Армии помогли вырваться из плена.

    Этот краткосрочный плен, по мнению исследователей биографии Цилева, еще принесет Павлу немало хлопот, даже после войны.

    А пока пять врачебных комиссий и приговор врачей: «Стрелковая часть, годен для тыловой службы». Хромота осталась на всю жизнь. Так сержант Цилев продолжил службу в 117 гвардейском саперном батальоне 110 гвардейской стрелковой дивизии 37 армии Степного (тогда) фронта. За бои по отражению танковых атак на обороняемую батальоном высоту Павел был представлен к ордену Красной Звезды и медали «За отвагу».

    Звездным часом солдата Цилева стал октябрь 1943 года, бои за реку Днепр. Не буду повторять официальную информацию, содержащуюся на сайте Героев Советского Союза и в статье «Последний подвиг героя» К.Е. Гапоненко, опубликованной в феврале 2009 года в «Советском Сахалине». Отмечу лишь, что отделение сержанта Цилева пять суток удерживало пятачок земли на противоположном берегу Днепра и дало возможность переправиться силам дивизии. Сам Павел уничтожил до 20 гитлеровцев, пулемет и захватил в плен вражеского пулеметчика.

    Уже в составе Второго Украинского фронта под Кривым Рогом Павла подстерегло очередное тяжелое ранение. Теперь врачи были непреклонны — только списание по инвалидности.

    К какой профессии после войны был годен, хоть и герой, но израненный, инвалид в неполных 25 лет? Страна залечива¬ла раны, восстанавливала народное хозяйство, строила… После нескольких месяцев работы в «закрытом» научно-исследовательском институте обратили внимание на строку о плене в биографии Павла, пришлось оставить работу. Цилев вернулся на родину в Кирс, устроился в местный облторг директором отделения. Чтобы не быть «белой вороной» среди профессионалов, Цилев поступает в 1946 году в институт советской торговли им. Ф.Энгельса. Потом курсы повышения квалификации ответственных торгработников в Ленинграде. А еще через три года- в 1949-м дипломированного специалиста направляют работать на Сахалин.

   Павел Николаевич с воодушевлением взялся за новое дело. Александровск ему понравился. Был он начальником торгового отдела межрайторга. Одно время даже исполнял обязанности директора…

    Власти города тоже были расположены к молодому руководителю со звездой Героя на груди… В газетах того периода мы читаем о выступлениях Павла Цилева в центральной библиотеке о защитниках Отечества. О его отчетах, как председателя мандатной комиссии Алекеандровск-Сахалинского городского Совета депутатов, о его работе как депутата горсовета и председателя депутатской комиссии местной промышленности… Цилев входил в комиссию по приемке техминимума (сегодняшняя аттестация) у всех торговых работников межрайторга. Он без страха брался за любое порученное дело.

    Показателен для характера Цилева и тот факт, что с первых дней на Сахалине Павел Николаевич написал в Александровский собес (отдел соцобеспечения) заявление о переводе его воинской пенсии по инвалидности и выплаты за высокое звание в фонд восстановления и развития народного хозяйства Если он не мог сам физически участвовать в созидательном труде по восстановлению страны, то таким образом вносил вклад героя и мужчины.

    И все же жизнь номенклатурного работника, партийного функционера была не по душе Павлу Николаевичу… Он постоянно просился на организацию снабжения товарами отдаленных пунктов района и области. Навигацию проводил то в с. Арково, то в п. Рыбновск. А когда возник кадровый вопрос по п. Широкая Падь (тогда районный центр), Цилев не раздумывая согласился ехать в эту «дыру»…

    Здесь необходимо напомнить, что главная беда западного побережья Сахалина- отсутствие удобных портов и причалов для разгрузки. Поэтому условия доставки грузов в портпункты района были приближенными к боевым. Именно здесь герой войны П.Н.Цилев обозначил себе передовую нового фронта. Кто из сахалинцев не знает, что такое октябрьские шторма? К этому времени рыбаки стараются закончить навигацию. Повсеместно запрещен выход в море. Но оставить поселки, снабжаемые продуктами только по морю, без продуктов на зиму, ещё страшнее…

    Я нашел много документов в архиве межрайторга о трагедиях при доставке грузов в портпункты побережья, об утрате большого количества товара, сметенного штормами, о гибели судов, но все эти случаи обходились без человеческих жертв…

    Исключением стала ночь с пятого на шестое октября 1955 года. Ждали катер «Курильск», буксировавший кунгас № 733, принадлежащий Транспортной конторе Сахмежрайторга, загруженный товарами для поселков Комсомольский и Мосия. Из-за разыгравшегося шторма буксир и кунгас с грузом подойти к причалам не могли и направлялись в Широкую Падь, надеясь на более спокойную выгрузку!

    Как передали Павлу Николаевичу по рации, положение осложнялось еще и тем, что на катере кроме рабочих были и попутные пассажиры (обычное для Сахалина явление- Г.С.), женщина с двумя детьми. Они в тяжелом состоянии. К подходу катера стемнело. Судя по бортовым огням, судно бросало с волны на волну как щепку.

    О чем думал в тот момент Павел? Возможно, перед его глазами стояла кипящая от пуль и снарядов днепровская вода в 1943 году, и единственное решение, как и тогда, приходило на ум: «Кто,если не я, бросится на выручку?».

    Все люди на катере и кунгасе были спасены и вывезены в безопасное место. Но Павел Николаевич бросился спасать груз и катер. Он хотел вывести судно в укрытие… Очевидцы видели, как одной волной Цилева сбило с ног, другой ударило его о борт катера… Через пять дней море вернуло тело.

    Хоронил героя весь поселок. Годами позже супруга Маргарита Ильинична (некоторое время работала в д/с №3) и дочь Татьяна перевезли останки в родной г. Кирс, где и сегодня живут многочисленные родственники на улице им. Героя Советского Союза П.Н. Цилева, ходят в школу, где он учился, — пионеры из дружины его имени (ни много ни мало около 600 детей), существует техникум, который гордится своим выпускником.. .

     Есть и Аллея Героев с бюстом П.Н. Цилева в г.Лысьва.

    Вглядитесь в портрет героя. На открытом лице с высоким лбом светятся умные чистые глаза. Русые с каштановым отливом волосы, чуть заметная радостная улыбка, военная гимнастерка, сильные широкие плечи… Таким он останется в нашей памяти.

Павел Николаевич работал с отцом Ю.И.Горина в Сахмежрайторге, даже замещал его на период учебы в Ленинграде.

Григорий Смекалов, заведующий сектором краеведения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *