От Синичьего озера до Покровского храма

Жители города Александровск-Сахалинского и гости бывшей островной столицы имеют уникальную возможность наслаждаться сочным звуком церковного колокола XVII века исходящим из звонницы Покровского храма. А самым настойчивым может повезти и увидеть старинного красавца килограмм под 600 и ударить в Благовест. Взрослые поколения александровцев помнят данный колокол, как принадлежность старинного маяка «Жонкиер», что расположен в черте города. Его почтенный возраст – он был подарен царем Алексеем Михайловичем Синозерской пустыни в 1651 году – поневоле заставляет нас считать его свидетелем многих захватывающих событий истории. С удовольствием приводим текст надписи, выполненной в стиле старинного московского декоративного письма: «Государь и Великий Князь Алексей Михайлович всея Руси дал сей колокол животворные Троицы и Святые Богородицы Благовещенью в пустыню Синозерскую при строителе Черном попе Моисее лета 7159 марта 8 дня». Мужской монастырь находился в Новгородской земле, Устюжинского уезда, при озере Синичьем. Основан он был в 1600 году, а упразднен в 1764 году. В 90-е годы прошлого века Синозерская пустынь была восстановлена.

    В нынешнем году исполняется 410 лет Троице-Благовещенской Синозерской пустыни. Вкратце ее история такова. Основал ее преподобный Евфросин, переселившийся сюда, на восточный берег Синичьего озера, из старой пустыни по указанию Самой Пресвятой Богородицы. В честь ее он поставил храм. Мощи прп. Евфросина долгое время почивали под спудом. Через 41 год после мученической кончины преподобного они были обретены нетленными и перезахоронены под колокольней. На колокольне размещалось восемь колоколов звона, на самом большом из них была отчеканена надпись: «Государь и Великий Князь Всероссийский Алексей Михайлович дал сей колокол вкладу Живоначальные Троицы Пречистые Богородицы в пустынь Синозерскую лета 7159 (1651 года) Марта в 8 день».

    Кто же он православный святой, о котором молились цари Всероссийские Божие помазанники? Не буду прибегать к помощи старославянского языка, коим описаны Жития святого Евфросина, так как современному человеку довольно трудно воспринять текст в оригинале. Скажу лишь, что, согласно святого писания: «Преподобный Евфросин, в миру Ефрем сын Семенов, родился в XVI веке в неизвестном нам селении на берегу Ладожского озера, в его житии названном «Нево». По всей видимости он бывал в расположенном неподалеку Валаамском монастыре, и строгий монастырский устав, духовные подвиги монахов, красота православного богослужения запали ему в душу. Не случайно после смерти родителей, раздав «имущество «ближним», Ефрем поступает в братство именно этого монастыря. Житие его гласит: «Бысть спожитель Валаамского монастыря, где научився грамоте прилежа к чтению Божественнаго писания». Времени, отпущенного Ефрему для несения послушания, оставалось немного.

    Конец XVI века был неспокойным для окраинных рубежей России, в том числе и для православия в этом крае. Православные корелы насильственно обращались в лютеранство шведскими миссионерами. Направленные королем Швеции Густавом Вазою войска, взяв Кексгольм, захватили, разрушили и сожгли Рождество-Богородицкий Коневецкий и Спасо-Преображенский Валаамский монастыри, убив в последнем до восьмидесяти иноков. Уцелевшие от разгрома монахи, в том числе и послушник Ефрем, «переселися в Нов-город». Слава Новгорода как крупного духовного центра, с его именитыми обителями и святынями, была общеизвестна. Там было от кого и чему научиться. В одном из монастырей, точнее при Софийском Доме, Ефрем «пребысть не малое время», совершенствовался в книжной учености. Его усердие было замечено.

    Мирская жизнь была не для Ефрема, в Успенском монастыре, отличавшемся численностью братии и многолюдством богомольцев, преподобный не нашел того безмолвия, в котором подвизались древние христианские подвижники. Мечтая об этом, он упросил игумена отпустить его на безмолвное житие в пустыню. Настоятель, наставив и благословив преподобного, отпустил его. Он отправился на то место, куда ходил молиться, ещё будучи чтецом. Произошло это в 1592 году. Ищущие спасения начали приходить к преподобному и селиться около него, так что он вынужден был основать монастырь, усматривая в том Промысел Божий. С этого времени и начинается старческая деятельность преподобного Евфросина, состоявшая в научении Слову Божиему и душеспасительных наставлениях. Слава о синозерском пустыннике как великом Старце разнеслась далеко и православная Русь его хорошо знала. Как уже говорилось, была срублена и освящена церковь на восточном берегу Синичьего озера, где и обосновалась Благовещенская (первоначальное название) Синозерская пустынь.

    Начало XVII века не предвещало ничего хорошего Руси. Из школьного курса истории каждый знает о «смутном времени», о «семибоярщине», о крестьянских бунтах и последовавшей польской интервенции…

Наступило 19 марта (2 апреля н. ст.) 1612 года. В этот день старец Евфросин собрал всех бывших у него в обители, и пророчествуя о пришествии в монастырь «ратных супостат», убеждал всех скрыться из обители. Вместе с ним остался инок Иона, некоторые неизвестные иноки и миряне. Облачившись в схиму, преподобный ночь с 19 на 20 марта (старый стиль) пробыл в Благовещенском храме на молитве. На следующий день, 20 марта, «по неведомым судьбам Божиим, како и откуда неведомо, окаянии тии кровояднии псы, злые ляхи к обители Пречистыя Богородицы прискочиша и обитель обступиша… и бе видети позор страшен и умилен зело…». Старец вышел навстречу и встал у Креста, сооруженного при основании обители. Захватчики приступили к нему со словами: «Старче даждь нам имение монастыря сего». «Все имение монастыря сего и мое в церкви Пречистыя Богородицы», — ответил преподобный, подразумевая вечное и нетленное. Не найдя ничего, поляки вновь вернулись и убили старца. «Бысть же сие в лето по седми тысящь во сто двадцатое, в двадцатый день марта месяца» , — слова Большого Синозерского Синодика как бы подвели черту под трагическими событиями. Убит был и оставшийся в обители инок Иона, позже чтимый в пустыни местно. В живых остался лишь один человек, житель села Долоцкого Иван по прозвищу Сума, который через своего сына Емельяна оповестил окрестные селения о разорении обители и мученической кончине старца. Собрался священный чин и «скутавше, якоже бе лепо… и соборне певше…», погребли тело преподобного в основанной им обители 28 марта (старый стиль) 1612 года у Креста, водруженного им. (Исторические сведения о Синозерской пустыне, Устюженского уезда Новгородской губернии, и ея основателе св. преподобномученике Евфросине, Новгородском чудотворце. Новгород, 1912., Описание Большого Синозерского Синодика. Полуустав // Новгородские епархиальные ведомости. 1912. № 47.)

    В 1653 году по благословению Макария, митрополита Новгородского, мощи преподобного были перенесены с места своего первоначального захоронения и положены под колокольней, на правой стороне, в восточном углу, под спудом. Над ними было установлено деревянное надгробие с изображением преподобного в рост.

    Таким образом, колокол дар Алексея Михайловича, самодержца Всероссийского монастырю, основанному преподобным Евфросином, есть признание заслуг подлинно народного героя, благодарность за проявление высокого патриотизма и мужественный пример святого служения Родине. И сегодня, отмечая не так давно установленный в России праздник Народного единства, уходящий корнями в далекий 1612 год, мы должны помнить, что в нашем городе есть реликвия того непростого и героического периода становления Российского государства, обретения его достоинства и независимости.

    Когда и как колокол попал на Сахалин? Слышал ли звон колокола А.П.Чехов? Может быть. Только не на привычном для александровцев месте – на маяке. Это следует из вахтенного журнала маяка. 14 июля 1931 года во время густого тумана от производства туманных сигналов лопнул маячный колокол и был отправлен на переплавку в тогдашний Портострой. Но уже 17 июля 1931 года на маяке установили колокол, привезенный из города. Единственное место, откуда он мог быть взят – Покровский храм, к тому же уже закрытый советскими властями. Выходит, что сама природа позаботилась о сохранении для нас ценнейшей реликвии.

    М.Ю. Хрусталев, научный сотрудник Череповецкого музейного объединения ознакомился с различными доводами по поводу путешествий Синозерского благовестника. Он выдвигает свою версию появления реликвии на Сахалине: «Работая над диссертацией в различных архивах, и курируя восстановление Синозерской пустыни, пришел к выводу, что наша главная историческая реликвия попала сначала в Питер а потом и на Сахалин в результате антиколокольной кампании 1934 года. Все более менее большие и тонального звучания колокола вывозились в Центр, а оттуда уже распределялись нуждающимся в них организациям. Одной из таких и стал маяк Жонкиер. В Чагоде сохранился лишь самый маленький колокол из колокольного набора Синозерской пустыни, весом 15 кг». Повторюсь, это лишь версия М.Ю.Хрусталева.

На этом «приключения» почтенного старца не закончились. В 1989 году, когда уже рушился колосс под названием «СССР» в Александровск-Сахалинский морской порт прибыло военно-гидрографическое судно из Ленинграда с приказом вывезти маячный колокол в исторический музей ВМФ северной столицы. Три дня жители города живым кольцом, взявшись за руки, стояли пикетом перед портом, чтобы не дать вывезти сахалинскую реликвию. И капитан судна отступил, колокол остался на острове.
    Но пора спокойной жизни у него всё ещё не настала. Общество деградировало, ценности и нравственные ориентиры были утеряны… Пользуясь бесхозяйственностью и разгильдяйством властей начала 90-х годов, бомжующие элементы, пытались отбить от, ставшего известным широким кругам, колокола куски на сувениры с целью обмена на спиртное. (Один из таких осколков работниками библиотеки возвращен с материка на Родину в музей города). Медлить было нельзя и прихожане Покровского храма под предводительством настоятеля о. Самуила в начале 90-х гг. на автомобиле ГАЗ-66 и вывезли колокол с маяка в строящийся тогда храм. Вот теперь старец обрел вторую жизнь (а может третью?) и радует сахалинцев своим могучим старославянским басом в дни церковных праздников и служб. И всё ещё ждет случая поведать краеведам тайну своей жизни!

P.S. В материковых исследованиях закралась неточность в определении даты изготовления колокола и у М.Ю.Хрусталева и у исследователя Е.Суворова из Вологодской области значится год 7151 от сотворения мира по славянскому календарю (или 1643 год от Рождества Христова в современном летоисчислению). Разница между датой «сотворения мира» и Рождеством Христовым составляет согласно исторической хронологии 5508 лет. Думаю, что исследователи ошибаются в определении даты т.к. у них перед глазами не было Александровского оригинала. Каждый из любопытствующих имеет возможность подняться на звонницу Покровского храма и увидеть, что буквицы составляющие число на колоколе оканчиваются на знаменитую в литературе букву «фита» (которую Н.В. Гоголь называл «неприличной» устами героя «Мертвых душ» Ноздрева..). В славянском счислении до Петра I, а в православии до сих пор цифры обозначались буквицами «кириллицы», где «фита» соответствовала цифре 9. Соответственно дата изготовления колокола 7159 или 1651 год в современном летоисчислении. Материковые исследователи, по моему, ошиблись приписав нашей реликвии 8 лишних лет, ещё и потому, что в 1643 году был жив первый царь династии Романовых Михаил Федорович и его сын Алексей Михайлович никак не мог титуловаться «Государем и Великим князем». Вот почему полезно решать подобные головоломки из истории.

Григорий Смекалов