Возвращение. Часть четвертая

Возвращение. Часть четвертая.

    Помимо официального общения государственных комиссий обеих сторон, подписания документов, обсуждения взаимных претензий (Только по двум районам Александровскому и Рыковскому было собрано 92 претензии на сумму почти 7 млн.рублей), представители сторон заходили в КАЖДЫЙ дом. Не обходилось без курьезов. Полномочных представителей сопровождали несколько японских военных и пограничников. Не знаю насколько всеобщая алколизация охватила сахалинское общество, но гостеприимством островитяне славились всегда. Хозяева приглашали к столу. Как вспоминали  очевидцы, пограничники легко скидывали свои сапоги и первые у стола, а японские солдаты в обмотках не могли за ними успеть :0)

    

Снимок на память. Вопрос сколько лопухов на картинке?

    По мере вывода японских войск в освобожденных районах острова создавались органы советской власти. 12 мая 1925 года был образован Сахалинский округ с непосредственным подчинением Дальревкому в г.Хабаровске.

    14 мая 1925 года последние отряды японских оккупационных войск ушли с северной части острова, и на нем был восстановлен суверенитет СССР. Полномочная комиссия после ухода японцев взяла власть в свои руки.

14 мая 1925 года. Александровск-Сахалинский. Перекресток улиц Николаевской (Советской) и Александровской (Дзержинского). Перед генеральным консульством Японии. Парад по случаю окончательного ухода японцев с Северного Сахалина. Вниз дорога в морпорт, где японские войска грузились на суда. Никто из местных не печалился. Шутники (по воспоминаниям участников) к судам, перевозившим оккупантов, привязали метлы, что весьма было символично.
    15 мая 1925 года, в день, когда завершился вывод японских войск с Северного Сахалина, был издан приказ № 1 Сахалинского ревкома о вступлении с 14 мая в исполнение своих обязанностей по руководству и управлением Сахалинским округом в составе председателя Р.А. Шишлянникова и членов Н.Г. Рудакова и В.В. Красникова при ответственном секретаре А.А. Ильине.

    В этот же день был издан приказ, которым Сахалинскому отряду войск ОГПУ и административному отделу ревкома поручалось «принять на себя охрану г. Александровска и сельских местностей». Перед ними были поставлены две главные задачи:

    «1. Всех замеченных в хулиганстве, дебоше, расхищении и порче казенных и общественных зданий и прочего имущества, распространяющих ложные слухи, присваивающих не принадлежащие им звания должностных лиц, и всех, кто своим поведением подрывает авторитет Советской власти и ее местных органов, арестовывать и препровождать в г. Александровск в распоряжение административного управления, в сельских местностях — в ближайший советский орган для привлечения к судебной ответственности.

    2. Всех, не выполняющих законных требований войсковых патрулей, постовых милиционеров и других должностных лиц, действующих по службе и согласно имеющимся полномочиям, а также уклоняющихся от оказания помощи должностным лицам, исполняющим свои служебные функции, арестовывать и препровождать для привлечения к административной ответственности» ( Дальревком. Сб. док., Хабаровск, 1957. С.118).

       

          С этой даты и началась деятельность Сахалинского отдела ОГПУ.

    «У руководства погранотряда — Красникова и его помощников, — записал 24 мая 1925 года в своем дневнике В.Я. Аболтин, приступивший к исполнению обязанностей агента НКИД на Северном Сахалине, — полон рот хлопот. То же и у начальника милиции (Начальник   милиции    Северного Сахалина с 16.04.1925 г. - Б.Н. Дубровин – Г.С.). Уже имели место попытки темных сил пустить красного петуха» в опустевшие казармы и покинутые японские дощатые домишки. Отмечались также случаи контрабанды и воровства. Среди китайцев обнаружились опиумокурильщики».

    Активную позицию заняло с первых дней работы на советском Северном Сахалине в 1925 году Генеральное консульство Японии в Александровске. 22 июня 1925 года В.Я. Аболтин встречался с генконсулом Симада, который зондировал настроение советской стороны в отношении нефтяной концессии, угледобычи и рыбной ловли. Обсуждали положение в Китае. 14 августа вице-консул Судзуки интересовался мнением В.Я.  Аболтина о намерении английского правительства порвать дипломатические отношения с Москвой. Консульство интересовалось также дальневосточным съездом аборигенов...

    Анализируя замечания и вопросы вице-консула, В.Я. Аболтин отмечал: японцы поражены быстрыми переменами, которые произошли за несколько месяцев в жизни сахалинского населения. Они удивлялись быстроте восприятия социалистической культуры и нового образа мышления, особенно молодежью. По словам Судзуки, местные концессионеры опасались нежелательного влияния на работающих у них китайских и корейских рабочих советской общественной жизни и идеологии.

    12 июня 1925 года Президиум ЦИК СССР постановил Полномочную комиссию ЦИК Союза ССР по принятию Северного Сахалина ввиду окончания её работ ликвидировать и передачу ею власти Сахалинскому ревкому утвердить. ЦГАОР СССР, Ф.3316. оп.18.д.30.л.1

    В июне 1926 года после годичного пребывания на Сахалине председатель Сахалинского окружного ревкома Р.А. Шишлянников был отозван в распоряжение Далькрайкома ВКП(б). К исполнению обязанностей председателя ревкома приступил Александр Никитич Неволин, служивший в 1918—1919 годах в органах ВЧК.

    Через год его сменил Е.В. Лебедев, известный как один из организаторов и руководителей партизанского движения на Дальнем Востоке, водивший «за нос» колчаковскую контрразведку и участвовавший в изгнании японских оккупантов из Читы и Владивостока.

    Так окончилась долгая (пять лет) дорога к дому....

 Пять лет японской оккупации. Это много или мало? Построенный японцами мост Нихон (Ниппон)-Баси (по аналогии с главным мостом Японии в Токио, как в России Красная площадь -Г.С.)5 июня 1925 года переименованный в Александровский, НИКОГДА местными жителями так не назывался. БЕЛЫЙ мост (по картинке ясно почему) помнят даже дети города. Старики же с ностальгией вспоминают железную дорогу, фруктовые сады и рыбозаводы... В менталитете нашего народа не помнить плохого.
    P. S. Конечно, Япония преследовала на Северном Сахалине свои "жизненные интересы". Конечно, она видела остров подобием о.Тайвань, где японцы хозяйничали безраздельно. Конечно, главным богатством, от которого самураи ни при каких обстоятельствах не хотели отказаться - САХАЛИНСКАЯ НЕФТЬ! Императорской армии она была необходима , как кровь организму. Кто же тогда выиграл в ожесточенной борьбе за сахалинскую нефть?

    Доктор исторических наук А.И. Костанов считал, что японская оккупация Северного Сахалина в 1925 году не окончилась. Японцы получили всё, что хотели в виде нефтяных концессий. Иной ответ на этот вопрос дает американский исследователь Д.Стефан, называя подписанное в Пекине соглашение «блестящей победой советской дипломатии» . Казалось бы, обе стороны добились своего. Советская сторона - вывода японских войск с Северного Сахалина. Япония - продолжения эксплуатации сахалинских нефтяных месторождений. Однако японские дипломаты не смогли увидеть последствий, заложенных в ряде статей протокола Б, в которых были изложены принципы будущих концессионных отношений: обязательное соблюдение на концессии советского трудового законодательства, организация горного надзора и т.д. Именно эти принципы, как нам показала история, привели к свертыванию деятельности концессии и ее ликвидации.

Григорий Смекалов, заведующий сектором краеведения

История

Центральная
библиотека

Детская
библиотека


Филиалы

Периодические
издания


Наши
издания


Редкие
издания


Электронные
издания


Электронный
каталог

Правила
пользования
библиотеками


Форум

Истоки и корни

Программы и проекты

Коллегам

Услуги

Книжные
обзоры


Виртуальные
выставки


Вестник
библиотек


Полезные
ссылки


Карта
сайта