К юбилею народного театра Л.Н.Россовой

    В год пятидесятилетия народного драматического театра г.Александровска-Сахалинского, я бы хотел поделиться с земляками новыми материалами о создателе нашего любимого театра Людмиле Николаевне Россовой, о её семье, потомках, для которых сахалинский городок навсегда останется родным и любимым.
    В тексте буду использовать информацию из книги А.И. Краева, И.А. Цупенковой «Долгая дорога к большой сцене» (Очерки истории театра на Сахалине),Южно-Сахалинск, Сахалинское книжное издательство,2004 и опубликованные на сайте свои статьи:
«Театральный Александровск» от 04.03.2009 года
http://aleksandrovsk-sakh.ru/node/2284

«Город не может жить без театра» от 21.01 2012 года
http://aleksandrovsk-sakh.ru/node/6145


(юность артистки)

    Сколько себя помнит Людмила, её жизнь всегда была связана с театром. Родившись 12 июля 1896 года в московской семье известного актера, исполнителя классического репертуара Николая Петровича Россова, девочка в силу специфики артистического труда родителей, воспитывалась бабушкой. Тихая, скучная жизнь с лампадками и пирогами с приездом отца из гастролей ярко освещалась для дочери. В доме часто собирались актеры, художники, поэты. Слышались горячие споры о литературе и искусстве, читались вслух произведения русских и зарубежных авторов.
    А после ухода гостей отец запирался в своем кабинете и репетировал свои роли, читая тексты с исключительным мастерством и музыкальностью. Людмила с замиранием сердца устраивалась за дверями отцовской комнаты и с наслаждением слушала. Наверное, именно тогда девочка решила, что служение сцене для неё самый достойный путь в жизни.
    Спустя годы, когда ей довелось участвовать в спектаклях с известными актерами того времени М.В. Дальским и П.В. Самойловым, знание отцовского репертуара помогло Россовой в работе над ролями по пьесам Шекспира, Шиллера, Мольера, Гюго и других.
    Пример отца, до самозабвения преданного своему делу, прошедшего трудную актерскую дорогу, полную творческих подъемов и падений, заставил молодую и талантливую актрису полюбить и оценить русскую культуру.
    Незабываемыми оказались детские впечатления, когда ей довелось видеть на сцене МХАТа и БДТ блистательную игру зна­менитых актеров— Ермоловой, Южина, Ленского. В доме артиста Е. А. Лепковского, куда Людмила часто ходила с отцом, она слышала разговоры о творческих достижениях и ошибках, о радостях и трудностях актерской жизни. Людмила страстно слушала и запоминала каждое слово. Эти ранние впечатления оставили глубокий след в её душе, и уже тогда она выбрала для себя жизненный путь — работа в театре.


(начало творческого пути)

    Окончив женскую гимназию и затем, проучившись два года на историко-филологическом факультете в народном университете Шанявского (1909-1910 гг.), Людмила Россова поступает на сцену. По совету отца в 1911 г. она едет работать в провинцию. Весь багаж актрисы состоял из маленькой корзины, подушки, одеяла и жалованья 25 рублей в месяц. Впервые она вышла на сцену в сезоне 1911 — 1912 годов в Воронеже. Участвовала в сотнях спектаклей, сыграла множество ролей от лукавой изящной Мирандолины в «Хозяйке гостиницы» (через 50 лет Россова поставит эту пьесу на александровской сцене) до бабушки в «Деревья умирают стоя». Это была последняя роль актрисы в профессиональном театре, сыгранная ею в 1959 году.
    Потом был Липецк, Ейск, Двинск. Ее роли — Эсмеральда в «Соборе Парижской богоматери» В.Гюго, Нюта в «Цепях» А.Южина, фея в «Потонувшем колоколе» Г. Гауптмана.



    Ант­репренеры не обращали на молодую актри­су никакого внимания, никто не интересо­вался, есть ли у нее опыт, знания, справится ли она с ролью, хотя играть приходилось мно­го. Пьесы выбирались исключительно с расче­том на кассу, на сборы. Количество репетиций увеличить было невозможно, так как играли не меньше трех премьер в неделю. О качест­ве спектаклей мало кто заботился. Были та­кие актеры и режиссеры, которые пытались создать план стройной, продуманной работы над спектаклем, но все это разбивалось о пос­тоянное стремление антрепренеров к наживе.
    Тем не менее, молодая актриса набиралась опыта в этих поездках, рос её сценический талант. В 1914 году этот проявляющийся талант не прошел мимо большого знатока актерского искусства Федора Сологуба ( русский поэт, писатель, драматург, публицист. Один из виднейших представителей символизма и охватившего всю Европу- прим. Г.С.) В одном из писем Чеботаревской Анастасии 7 февраля 1914 года из Сызрани Федор Кузьмич пишет «Вчера днем был на репетиции. Старались, сколько умели. Женщины, как часто в театре, лучше мужчин. Катя совсем недурна,— Россова, дочь актера Россова. Костюмы, декорации, обстановка — все это, конечно, весьма убогое. Здание театра небольшое, принадлежит клубу торгово-промышленных служащих….Россова и Эльяшевич отказались от мысли о трико, и были босые в 1 действии, а Лилит — и в З и в 5. Для танца игралась лунная соната, первая часть, а танец мы скомпоновали при помощи Инсаровой, которая танцует; вышло довольно прилично. Публика слушала чрезвычайно внимательно, после каждого акта — вызовы актеров и автора» http://www.fsologub.ru/doc/letter1/letter1_186.html
    Страстная любовь к театру и молодые силы помогали Л.Н. Россовой в работе. В автобиографии она писала: «...Получивши сколько-нибудь значи­тельную роль, и радуешься безмерно, и дро­жишь, как бы не испортить ее за недостат­ком времени и отсутствием учебы. С горечью и радостью вспоминаю я эти годы работы па сцене. Не всегда сытая, почти всегда без денег, но полная надежд, мчишься, бывало, на репетицию. Ни холод в театре, даже вода замерзала в стакане в нашей молодежной уборной, ни официальный холод в обращении с нами антрепренеров - ничто не могло заставить меня разлюбить мою работу. Надо сказать, что огромное большинство молодежи и в то время, так же как и сейчас, горело настоящим энтузиазмом к работе. Так, с малыми измене­ниями я проработала шесть лет до 1917 года. К этому времени я была уже «репертуарной» актрисой. Справедливость требует отметить, что и в то тяжелое для искусства время и у нас в провинции рождались прекрасные высоко­художественные спектакли. Большие мастера плюс талантливая молодежь и горячая любовь к работе — вот что рождало такие спектакли».

   

(Л.Н. Россова с дочерью Людмилой)
  
    Бастовали рабочие, в артисти­ческих салонах чаще звучало слово «революция», потом была война. Она знала об этом, не могла не знать.
    А в Художественном — премь­ера, новая роль отца, споры о великом искусстве.
    Но жизнь все-таки напо­минала о себе. Связи семьи, принадлежавшей к широкому кругу трудовой интеллигенции, были довольно разносторонними. Еще девочкой она часто бывала у доброго друга отца — народ­ной учительницы. Скромная ком­ната, простая мебель, угоще­ние — чай, бутерброды. А ве­чером вместе с родителями от­правлялась с визитами к жене миллионера. Ей было хорошо у обеих, но слишком уж разитель­ными были контрасты.
    И даже вступление в театр — святая святых — преподнесло ей наглядный урок. «Маленькая актриса на маленькие рольки», она получала мизерную плату..
    Революционные события 1917 г. застали Россову в Риге. После занятия города немцами русские актеры выехали в Гельсинг­форс (Хельсинки), где попытались «строить настоящий советский театр». Здесь Людмила оказалась свидетельницей свержения советской власти в Финляндии, сопровож­давшегося многочисленными эксцессами, зверствами шведов и белофиннов.
    В 1918 году театр выступал в Гельсингфорсе. Время было су­ровое. Немцы подходили к Пет­рограду, финская буржуазия от­крыто демонстрировала свою не­нависть к «советским» актерам, Голодно, холодно, одиноко. И тог­да пришел товарищ Маслов. Людмила Николаевна и по сей день не знает, кем он был, но точно известно — большевик Он сказал: «Мы уходим. Вам бу­дет трудно. Вот, хоть какое-то время продержитесь».
    Немного масла, сахара, муки... Может быть, это был его паек.
    Пережив, немало страданий и страха, с большим тру­дом Людмила Николаевна возвратилась в род­ную Москву.
    В 1918-1935 гг. Россова играла в теат­рах Вологды, Новороссийска, Усть-Сысольска, Сызрани, Сталино, Запорожья, Бердянс­ка, Иваново-Вознесенска, Феодосии, Якутска. В своей автобиографии она позднее писала: «...С особой теплотой вспоминаю я спектак­ли в Донбассе (Сталино и рудники). Нигде не встречали актеры такого теплого дружеского искреннего приема, как там. На спектаклях всегда царила тишина, каждое слово слуша­лось с глубоким вниманием. А мы ведь далеко не всегда были на высоте исполнения. И вот это внимание, эта любовь к театру рабочего зрителя заставляли нас подтягиваться, строже относиться к своей работе».
    Людмила Николаевна удивлялась: неужели этим истощенным, разутым и раздетым людям нуж­но их искусство? Понимают ли они хоть что-нибудь? Или их просто влечет красочное зрели­ще? Зачем нужен Шиллер без­грамотным якутам?
    Понимание пришло после. Да, этим людям нужно искусство. Их душа жадно открыта всему прекрасному, возвышенному. Бо­лее того — своими делами, по­рой ценой своей жизни они тво­рят это прекрасное, возвышен­ное. Они страстно мечтают о том времени, когда это прекрас­ное и возвышенное станет по­вседневной нормой, когда чело­век достигнет подлинных высот своего величия.
    А разве не ту же цель ставит перед собой театр?
    Прекрасный, сказочный, волшебный мир. Театром жил ее отец, известный русский актер, театру принадлежали люди, которые ее окружали. Ленский, Ка­чалов, Ермолова, Мейерхольд — для нее это не просто пре­красные имена из истории ис­кусства, для нее это живые, бесконечно дорогие и почитаемые люди. «О, вам. молодым, трудно представить себе, какие это бы­ли актеры!» — говорит Людми­ла Николаевна.
    И тогда исчезла разделительная черта между двумя ее ми­рами — театром и реальной жизнью. Большая жизнь ворва­лась в театр, заполнила его но­вой героикой, новым пафосом.
    В своих актерских странстви­ях она видела, как воочию ме­няется старая, патриархальная Русь, как возрождаются к новой жизни заштатные провинциаль­ные городки.


(муж И.Сагайдаров и дочь Л.Россовой)

    Приглашение в труппу Сахалинского областного драматического театра не было для Людмилы неожиданным. Внимание к Сахалину в советском обществе 30-х годов было исключительным. Картины каторжного Сахалина из воспоминаний актрисы Каратыгиной и книги Антона Чехова сменили выпуски журнала А.М. Горького «СССР на стройках», посвященные островным свершениям. Со страниц журнала 1934 года смотрели красивые молодые лица людей. Их достижения в освоении природных ресурсов, построении новой жизни захватывали дух. Перемены были просто фантастические. Не случайно, в бестселлере того времени фантастическом романе «Крах инженера Гарина» Алексей Толстой направляет своего героя на дирижабле в главные морские ворота Сахалина – АЛЕКСАНДРОВСК.



    Приехать на Сахалин Людмила согласилась не раздумывая. И когда в 1936 году она с мужем режиссером Иваном Сагайдаровым и группой ак­теров приехала на Сахалин, она уже не удивлялась, что здесь и следов не осталось от царской каторги, что на самой далекой окраине люди живут теми же высокими помыслами, какими живет вся страна.
   На сцену Сахалинского областного драматического театра Л.Н.Россова принесла свой талант, богатый сценичес­кий опыт, профессиональную зрелость и подлинную актерскую культуру, сочетаемую с высокой, требовательностью к себе. С волне­нием начинала она работу в новом творчес­ком коллективе. Одной из первых ролей актрисы, завоевавших сердца сахалинцев, была роль Катерины в пьесе А.Н. Островского «Гроза». Лучшие ее работы были от­мечены дипломами и почетными грамотами. В сахалинском театре раскрылся ее талант режиссера. Этому умению она училась у разных мастеров, том числе и у своего мужа режиссе­ра И.Сагайдарова.
    Первомайский номер «Советского Са­халина» за 1941 год. Среди многих празд­ничных материалов можно прочитать: «...С большим творческим волнением и ра­достью приступила я к ра­боте над ролью доктора Ма­рины Страховой в пьесе «Сильнее смерти». И подпись - артистка Сахалинского областного драматического театра Л. Россова.
    Не знала тогда Людмила Николаевна, не могли пред­полагать и ее коллеги по ис­кусству, что всего лишь че­рез полтора месяца слова эти — «Сильнее смерти» — станут конкретным определением мужества и стойкости советских людей, мерой солдатского подвига; что весь этот год — 1941-й — войдет в историю как год не бывалой борьбы, невиданно­го героизма, грядущей побе­ды.
    Маленькая заметка из газеты «Советский Сахалин» за 1943 год: «Недавно в подразделении, где командиром тов. Кудрявцев (179 стрелковый полк, отличившийся в боях за Котон (п. Победино) в авг.1945- прим. Г.С.), выступали артисты Сахалинского областного драматического театра. Бойцы и офицеры с большим интересом просмотрели спектакли: «Без вины виноватые», «Нечистая сила» и прослушали концерт. Спектакли оставили хорошее впечатление у пограничников. Они горячо благодарили коллектив артистов драмтеатра и просили почаще приезжать в гости». Напомню, что в нескольких километрах от сцены граница, до зубов вооруженный враг…
    Языком искусства, средст­вами сценического воплоще­ния утверждал и воспиты­вал театр лучшие черты советского человека, вносил свой вклад в дело всего на­рода, всей страны — «Все для фронта, все для побе­ды! »

   

    В одни из многочисленных гастролей, когда труппа Александровского театра ставила спектакли в соседнем районе в п.Красная Тымь. Артистов размещали на ночлег по домам местных жителей. Людмила Россова остановилась в доме родителей Нинель Ивановны Айтугановой. Как рассказывала автору в те годы девочка подросток. Образ артистки, её красивый голос, манеры поразили девочку. Где бы в последующие годы не трудилась Нинель Ивановна, мечта о жизни артистки следовала за нею. Когда в 60-е годы Россова пригласила Нинель в труппу народного театра, Айтуганова согласилась не раздумывая. И на долгие годы стала ведущей актрисой народного театра.
    1945-й год. В победном мае война для сахалинцев не окончилась. Едва отгремели залпы салюта, Сахалинский об­ластной драматический театр с полным основанием можно было назвать прифронтовым — началось освобождение южной части Сахалина и Ку­рильских островов от япон­ских захватчиков.
    ...С первых же дней боев театр перешел на «военные рельсы». Стремительно про­двигались на юг советские солдаты — и вслед за ними на попутных грузовиках, пешком, любой оказией дви­гались выездные бригады театра. Концертные програм­мы шли в блиндажах и око­пах, на опушках леса, в во­енных госпиталях и на пе­редовой. Порой артисты по­падали под обстрел, но каждая сценическая площадка неизменно оказывалась там, где нужнее всего было бой­цам живое слово искусства.
    — Помню, читала я «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины» Константина Симонова, — вспоминает Людмила Николаевна Россова. — Тесная землянка не могла вместить и небольшой части слушателей. Тогда мы вышли на поляну — и про­должали свой концерт. Голо­са перекрывала канонада близких боев, но нас слуша­ли, и в эти минуты мы, ар­тисты театра, чувствовали се­бя товарищами по оружию всех наших зрителей.
    Заслуженно грудь Людмилы Николаевны, как и большинство её коллег украсила боевая медаль «За победу над Японией».
    Был освобожден Южно-Сахалинск. И вскоре собрал­ся в дорогу весь театр — с декорациями и реквизитом, вся труппа почти в полном соста­ве. Через несколько дней на южносахалинской сцене состоялась первая премьера...



    Но переехали в новую островную столицу всё же не все, к счастию для александровцев. До конца мая 1948 года Александровский городской театр работал на городскую аудиторию, а затем два месяца гастролировал по районам южной части Сахалина, дав в течение года 214 спектаклей, которые посмотрело 56,9 тыс. человек. Иными словами, на каждом спектакле, в том числе и гастрольном, побывало в среднем по 265 зрителей. И хотя полные аншлаги случались, скорее всего, нечасто, театр был очень востребован в первые послевоенные годы, ведь в те годы города и поселки области почти не имели больших театрально-концертных залов с нормальной сценой. Между тем областное начальство, уделявшее главное внимание финансовой стороне дела, было явно не удовлетворено итогами деятельности театра. Фактически его годовой план по количеству спектаклей (300) был выполнен только на 71,3 %, а по числу зрителей (96,0 тыс.) - лишь на 54,7 %.

Продолжение
История

Центральная
библиотека

Детская
библиотека


Филиалы

Периодические
издания


Наши
издания


Редкие
издания


Электронные
издания


Электронный
каталог

Правила
пользования
библиотеками


Форум

Истоки и корни

Программы и проекты

Коллегам

Услуги

Книжные
обзоры


Виртуальные
выставки


Вестник
библиотек


Полезные
ссылки


Карта
сайта