О "смутном" времени

Имена на обелиске
(Сахалинцы-участники гражданской войны на Дальнем Востоке)

    Исполняется 90 лет событиям, расколовшим нашу огромную страну на два непримиримых лагеря. Последовавшие вслед за этим кровавые события лишь подчеркнули трагедию российского народа. История гражданской войны на Дальнем Востоке, к сожалению, ещё мало изучена. А, порою, за выдуманными легендами советского времени извращен и сам ход истории.

    Что мы сахалинцы знаем о жизни А.Т.Цапко, К.Кондрашкина, А.М.Криворучко и других участников известных событий, чьими именами названы поселки, улицы Сахалинской области? Положа руку на сердце – очень мало. И последние публикации о А.Т.Цапко этому яркое подтверждение.

   Перечисленные выше имена принадлежат людям, которые так или иначе принимали участие в событиях, развернувшихся вокруг так называемого «Николаевского инцидента» Тогда в феврале 1920 партизаны Я.Тряпицина захватили японский гарнизон и сожгли Николаевск. Ответным шагом была японская оккупация Северного Сахалина.

    Но Николаевск был не единственным центром партизанского движения на побережье Татарского пролива. Благодаря многолетним поискам известного краеведа из Советской Гавани Семёна Тимофеевича Сметанина (1930-2005) и помощи Действительного члена Приамурского Географического общества Александра Николаевича Сесёлкина сегодня есть возможность приоткрыть страницу партизанской борьбы в 1919 году в районе тогдашней Императорской Гавани. В тех далеких событиях наши земляки играли не последнюю роль. Но в начале я расскажу, как наши герои стали сахалинцами.

    Каторжане

    Пожалуй, нигде на Дальнем Востоке не звучат так часто польские имена и фамилии, как на сахалинской земле. И этому имеется объяснение. В XIX веке Польша входила в состав Российской империи. Гордый и свободолюбивый народ не мог мириться с утратой собственной истории, и повсеместно на окраине Российской империи вспыхивали «беспорядки» на национальной почве. Причастных к этим «беспорядкам» власти империи отправляли на самую страшную каторгу - сахалинскую. По статистическим данным того времени выходцы из Царства Польского на острове являлись самой большой диаспорой после русских и насчитывали более 1,5 тысяч человек.

    В 1896 году в польском городке Лодзи был осужден на каторгу молодой человек Франц Собепанский. Он обвинялся в том, что, будучи кассиром на заводе, распространял в день выдачи зарплаты листовки с призывами к свержению царя. Вслед за мужем отправилась в далекий путь и молодая супруга Юдзя Яновна. Вначале, местом отбытия каторги была определена Сибирь. Но после того как Франца с товарищем поймали при попытке побега через разобранную печь в бараке, к 12 годам было добавлено ещё 6 за побег. Местом отбытия каторги определен Сахалин. Так Собепанские оказались в посту Александровском. О сахалинской каторге писали довольно много, и мы не будем сегодня касаться трагических для семьи Собепанских времен унижений и тягот. Скажем только, что человек привыкает ко многому. И жизнь брала своё. В семье появился в 1904 году первенец Михаил, а затем в отстроенном доме Собепанских зазвучали голоса ещё шести детей. Грамотный польский парень брался за любую работу и пользовался уважением не только земляков, но и местных жителей.

    Подошло время, и каторга была упразднена. Появилась возможность выехать в столь желанную сердцу Польшу. Но на переезд большой семьи требовались серьезные по тем временам средства. Франц принимает решение перевезти семью в несколько этапов. Первым шагом на Родину для Собепанских стало переселение в 1914 году в с. Знаменское, что располагалось на берегах Императорской Гавани. Место это было выбрано Францем не случайно. Незадолго перед этим в село переехали с Сахалина семьи бывших каторжан: белоруса Франца Курикша и Ивана Нигаля. Глава большой семьи Курикша Франц Игнатьевич угодил на каторгу за убийство полицейского во время «беспорядков» под Полоцком. Жила семья Курикша в с.Славо Тымовского округа, растила пять сыновей. У Ивана Давыдовича Нигаля и его жены Марии Григорьевны было тоже пятеро сыновей.

   Сахалинцы для жилья облюбовали берег бухты Японской. Семьи работали в основном на рыбалках. По данным А.Н.Сесёлкина в районе Императорской Гавани функционировали к 1919 году рыбалка Александра Ардишвили (тоже бывшего жителя п. Александровского) в бухте Лососина, рыбалка Чконии (Чукони) у полуострова Меншикова., рыбалка Г.Садовникова в бухте Ольга, рыбалка Костылева и братьев Красильниковых в бухте Александра (ныне бухта Северная). На берегу бухты Окоча располагалась австралийская концессия с управляющим англичанином Слэйем Гарольдом Крофтоном.
У входа в залив функционировал маяк Милютина с обслугой. На мысе Св. Николая маяк «Николаевский» со служащими. Само село Знаменское, где жили сахалинцы, включало в себя дома, расположенные на берегу бухт Маячной, Японской и Окочи (Концессии).

   1919 год

    С началом 1919 года весь Дальний Восток был охвачен пламенем гражданской войны. В Знаменском тоже был создан отряд красных партизан. Возглавил отряд Павел Курикша (один из сыновей Франца). К этому времени ему было около 25 лет. Он успел повоевать в 1 мировую войну и в ноябре 1918 года вернулся домой из охваченного революцией Владивостока.

    В марте 1919 года Павел Курикша получил из штаба партизанского движения, который располагался южнее Императорской Гавани в бухте Св. Ольги, приказ с призывом активизировать военные действия на побережье. С 5 на 6 апреля 1919 года партизанский отряд, состоящий из служащих Николаевского маяка, жителей Знаменского, семей Курикша и Нигалей начали захват власти в Императорской Гавани. В отряд входил и Франц Собепанский. Юдзя Яновна отговаривала, как умела, отца семи малолетних детей от участия в действиях отряда. Но Франц решил, если его сыновья ещё недостаточно взрослы для войны, значит его место в партизанах.

   Партизаны арестовали полицейских чинов, захватили австралийскую концессию, расстреляли, оказавших сопротивление рыбопромышленника А.Ардишвили и старосту Решетова. Однако Павел Курикша допустил стратегическую ошибку. О телеграфной связи вспомнили слишком поздно, и начальник почты Положий успел передать во Владивосток сообщение о захвате села партизанами и запросил помощь.

    В одну из ночей мая 1919 года, в Императорскую Гавань незамеченным прибыл пароход «Взрыватель». Высадившийся с него белогвардейский десант вступил в бой с партизанами, последние были вынуждены отступить к сопкам. Белогвардейцы окружили здание Николаевского маяка, и после непродолжительного боя арестовали шесть его служащих. Так же были арестованы несколько жителей села Знаменского, в том числе отец братьев Курикши и отец братьев Нигалей. Среди арестованных был и Франц Собепанский. Всех задержанных подвергли пыткам, затем расстреляли на высоком берегу бухты Маячной.

   Дома семей партизан Курикши и Нигалей белогвардейцы сожгли, а мать командира отряда и его невесту отправили во Владивосток в тюрьму.

    Остатки партизанского отряда более двадцати человек направились на юг, на соединение с Ольгинским отрядом. Командир отряда П.Курикша, его брат Иосиф, другие партизаны во время переправы через реку Коппи попали в засаду и погибли во время обстрела. (Со слов А.Н.Сесёлкина партизан расстреляли орочи, которых подговорил скупщик пушнины Крупин) При отступлении был смертельно ранен и Иван Курикша.
Только восемь человек из всего отряда смогли добраться до бухты Святая Ольга, где продолжили революционную борьбу.

    В честь П.Ф.Курикши в тридцатые годы прошлого века были названы поселок и бухта (бывшая Японская) в заливе Советская Гавань. Имя семьи Курикша носит улица, на которой стоял дом партизан. В Советской Гавани самые длинные улицы города называются Партизанская и 15-ти Погибших партизан. В 1931 году мыс Св. Николая и маяк Николаевский переименовали в «Красный партизан» в память о погибших в 1919 году.
На берегу бухты Маячной возвышается обелиск погибшим партизанам. На табличке несколько сахалинских фамилий. Долгое время местные жители не знали подлинной фамилии Собепанского Франца. На табличке на памятнике есть слова «СИЯ ДОСКА ОТ СЛУЖА. НИКОЛ. МАЯКА». Данная табличка была изготовлена в двадцатые годы, на старый памятник, который простоял до октября 1972 года. Изготавливая эту табличку, служащие маяка не знали, как правильно пишется фамилия Франца Собепанского и нанесли фамилию Себепанский. Краевед С.Т.Сметанин еще в 1966 году знал, что фамилия партизана не соответствует правильности написания. Однако, руководство города, открывая новый обелиск, оставили надписи на табличке без изменений. И сегодня мы возвращаем подлинное имя участника далеких событий, на обелиске которым написано: «Память погибшим борцам за дело рабочих от рук белобандитов в 1919 году…»

    Снова на Сахалине

    В 1919 году относительно «спокойным» для белогвардейцев местом на Дальнем Востоке был Северный Сахалин. Поэтому часть заложников «Взрыватель»оставил в с.Пильво на западном берегу острова в районе российско-японской границы. Так Собепанские не по своей воле вновь оказались на Сахалине. Юдзя Яновна с малолетними Збигневом, Борисом, Анатолием, Эрой, Аделей и Ядой осталась совсем без средств существования. Помогал, оставшийся за кормильца в семье, 14-летний Михаил. Много раз Собепанские вспоминали добрым словом с. Пильво, богатую сахалинскую природу, обилие лесных и морских даров. Только благодаря обилию даров островной земли семья выжила в трудные годы. Этот же фактор явился в определении дальнейшего места жительства. Собепанские стали сахалинцами навсегда!

   При тяжелой для подростка работе, Михаил умудрялся находить время для самообразования. В 1927 году М.Собепанский поступает во Владивостокскую совпартшколу 2 ступени им. М.И.Калинина, которую успешно оканчивает в 1929 году. Проблемы выбора дальнейшего места работы у Михаила Францевича не было. Конечно Сахалин!

    Долгое время Михаил Собепанский работал в связи, затем связал свою жизнь с угольной промышленностью. Мгачинская горно-промышленная школа № 5, в которой преподавал Собепанский, готовила проходчиков, навалоотбойщиков, крепильщиков, строителей. Через школу прошли стахановцы предвоенных лет П.А.Чудаев, М.Ф.Пир, Г.Н.Гордеев, К.И.Юрьев, первый Герой Социалистического Труда, Почетный шахтер К.И. Караулов и многие другие. Конечно, в успехах угольщиков Сахалина есть и весомый вклад Михаила Францевича Собебанского (1904-1962).

   Когда я разговаривал с наследниками славной фамилии в наши дни, Собепанские скромно отвечали - обычная семья, обычная история. Такая же, как у миллионов россиян. А для российских семей «обычной историей» были трагедии и утраты 30-х и 40-х. Прошли через это и Собепанские. В страшные 30-е по ложному доносу были расстреляны Борис Францевич и муж Адели Михаил. В грозные 40-е погибли военный моряк Анатолий Францевич и недалеко от Смоленска красноармеец Збигнев Францевич.

    Но род Собепанских не пресекся. На Сахалине живут и здравствуют сегодня внуки, правнуки и праправнуки бывшего каторжанина и красного партизана Франца Собепанского. Надеюсь, они оставят свой яркий, созидательный след в истории современной России.

Г.Н.Смекалов

P.S.Период гражданской войны на ДВ во много фальсифицирован советскими историками.Трудно сегодня добиться истины.Но умалчивать о том времени -согласен, не правильно.Это наша история...

История

Центральная
библиотека

Детская
библиотека


Филиалы

Периодические
издания


Наши
издания


Редкие
издания


Электронные
издания


Электронный
каталог

Правила
пользования
библиотеками


Форум

Истоки и корни

Программы и проекты

Коллегам

Услуги

Книжные
обзоры


Виртуальные
выставки


Вестник
библиотек


Полезные
ссылки


Карта
сайта